Погром во время чумы

Воскресенье, 10 Октябрь 2010 Португалия

Погром во время чумы

В 1506 году в жестокой бойне были уничтожены тысячи португальских евреев. «Еврейский вопрос» в португальской истории в основном связывают с фанатизмом королей Д. Мануэла I и Д. Жуау III, преследовавших и изгнавших последователей учения Моисея. В реальности все обстояло намного сложнее.

Евреи (древние западносемитские племена, переселившиеся из Месопотамии и Сирийской пустыни в Палестину, которую римляне называли Palaestina, арабы -  Falashtin, а сами евреи - Peleset; после изгнания римлянами из Иудеи во II в. н.э. рассеяны по многим странам. - Прим. ред.)  пришли на Пиренейский полуостров еще до римлян и подверглись первому изгнанию во времена и по приказу вестготского короля Сизебута в 613 году. Однако в действительности  высланы были немногие, так как большинство сделали вид, что обратились в христианскую веру. Когда в следующем веке произошло нашествие арабов, евреи быстро нашли общий язык с этой ветвью семитской расы, переняли их образованность и в период господства захватчиков процветали во всех сферах деятельности - от торговой до интеллектуальной. Они стали наиболее просвещенными, производительными и зажиточными элементами населения. Богатство их внушало зависть народу и представляло соблазн для правительства. По мере того, как происходила реконкиста (исп. Reconquista - отвоевывание, возврат коренным населением Пиренейского полуострова территорий, захваченных маврами, в VIII-XV вв. - Прим. ред.), евреи становились мишенью для неприязни со стороны христианского населения, не только потому, что больше мавров противились интеграции, но и, главным образом, потому, что демонстрировали  алчность  и способность создавать богатства.

Политика «кнута и пряника»

В 1095 году испанское королевство Леон освободило в войне против мавров часть португальской территории. Было создано графство Портукале - Португалия, пожалованное королем Леона Альфонсом VI своему зятю рыцарю Генриху Бургундскому. В 1139 году (официально в 1143-м), при сыне Генриха, Афонсу Энрикеше, графство Португалия стало независимым королевством.

На первых порах королевская власть защищала евреев от враждебности народа, множество раз проявляемой в кортесах (парламенте).

«Среди дворянства и низших классов евреи составляли многочисленную группу с обычаями, верованием и происхождением, чуждыми коренному населению, и, при всех этих обстоятельствах, демонстрировали себя вызывающими, дерзкими и алчными притеснителями (из книги Ж. Лусиу дэ Азеведу  «История новых португальских евреев», Лиссабон, 1922).

В Испании ситуация была намного хуже. После завоевания Гранады мавры были окончательно изгнаны с полуострова, и идея о высылке евреев навязывается общественным мнением, вынуждая католических королей узаконить ее.

Отметим, что Д. Жуау II оказал наилучший из возможных прием евреям, которые хотели въехать в Португалию, однако встретил на пути к осуществлению этой своей политики немало трудностей. Так или иначе, въезд в страну стольких евреев ужесточил проблему, унаследованную Д. Мануэлем I.

Презиравшие земледелие, посвящавшие себя торговле и финансовой деятельности, занимавшие в большинстве случаев должности сборщиков налогов, обогатившиеся благодаря ростовщичеству, евреи процветали и этим раздражали христиан. Простонародье не интересовало, что среди евреев были знаменитости, ученые, образованные люди - только другое ему бросалось в глаза - в Португалии и по всей Европе. Евреи были высланы из Англии в 1290 году, из Франции в 1306-м, примерно в это же время - из многочисленных германских городов. Позднее, в XVII-XVIII вв., случаи изгнания вновь имели место.

Таким образом, события, происходившие в Испании и Португалии, не были ни единичными, ни изолированными. Жившие в своем мирке, добровольно удалившиеся из национального сословия, использующие свой язык и следующие своим обычаям с завидным постоянством, евреи представляли собой чужеродный нарост в социальном организме, в который внедрились. Религиозный фактор также, очевидно, был мотивом для антагонизма, но в течение длительного времени - мотивом второстепенным. Доказательство тому - относительная поддержка, которой пользовались мавры-мусульмане. Бесспорно, однако, что этот фактор приобрел важность вследствие насильных и зачастую абсурдных обращений евреев в католическую веру. Ведь многие эти «новые христиане» даже после вынужденного крещения не отрешились от своей веры и ритуалов  и  продолжали тайно исповедовать религию отцов.

«Новые христиане»

Влюбленный в дочь испанских королей, принцессу Д. Изабел де Каштела, Д. Мануэл I вынужден был подчиниться одному из условий, выдвинутых ею для получения согласия на брак с португальским королем: высылка всех евреев и мавров, не обращенных в католическую веру, а также тех преследуемых испанской инквизицией, кто нашел убежище в Португалии. Таким образом, Д. Мануэл I был вынужден взять на себя роль «изверга» и в 1496 году издать закон, обязывающий евреев принять христианство. Без исключений. Те, кто откажется сменить веру, будут обязаны покинуть страну в соответствии с королевским декретом от 5 декабря 1496 года. Устанавливался и срок  - с января по октябрь 1497 года, причем кораблей для отправки государством не выделялось.

Однако самым жестоким пунктом декрета было то, что дети до 14 лет должны были остаться в Португалии. Нетрудно представить, какое отчаяние вызвало это условие у их родственников. Тем не менее в Пасхальное воскресенье 1497 года все евреи младше 14 лет были отняты у родителей и насильно баптизированы. Многие дети были задушены и утоплены в колодцах и реках самими родителями, которые затем покончили с собой.

Некоторые евреи, чтобы остаться вмести с детьми, согласились принять новую веру и  пополнили число «новых христиан», что имело, однако, как мы увидим, роковые последствия.

Кровавое воскресенье

«Кровавое воскресенье»

В 1498 году Д. Мануэл I постановил, что в течение 20 лет обращенные не могли терпеть притеснения, хотя на них и были наложены определенные ограничения. Король надеялся, что этот промежуток времени будет достаточным для столь желанной интеграции. Этого не произошло, более того, ситуация стала еще более сложной. По вине правителей? Наверное, не только и не столько их. Они подчинялись обстоятельствам, а именно, ими двигали прежде всего государственные интересы, а также бессознательное стремление народа к единству веры, к созданию национальной самобытности.

Осенью  1505 года в Португалии началась эпидемия чумы, к весне будущего года она уносила более 100 человеческих жизней в день. Страна переживала период засухи и голода. Цены на продовольственные товары, которых и так недоставало, взлетели. И крещеные, но, де-факто, не обращенные в католическую веру евреи становятся главными подозреваемыми в провоцировании этой ситуации - с целью наживы.

В следующем году в Лиссабоне, а затем в Эворе произошли антиеврейские бунты, которые были жестоко подавлены. Росло народное возмущение, вылившееся в апреле 1506 года  в серьезнейший конфликт в столице. 19-го числа началась оголтелая бойня, которая длилась три дня и две ночи и унесла жизни, по разным данным, от  двух до четырех тысяч человек - обращенных и даже  «истинных» христиан, из них более 300 были сожжены.

В тот Пасхальный день  неожиданно засияло лицо распятого Христа в алтаре лиссабонской церкви Сау Домингуш. Один из находившихся там евреев логично заметил, что это, наверное, просто луч солнца. Простонародье же сочло, что это сигнал к тому, что евреи и «новые христиане» должны быть сожжены. И ръяно принялось к исполнению этого «благочестивого» завета. Несчастного «безбожника» вытащили из церкви за волосы, забили до смерти и сожгли на костре.

Участники  оголтелой толпы  - мужчины и женщины - скандировали: «Евреи - причина голода, причина чумы!», обвиняя их во всех бедах.  На Россиу и Рибейре спешно сооружали костры. Звонили колокола, призывая верующих к расправе.

Находившийся за пределами Лиссабона (король укрылся от чумы в Эворе), Д. Мануэл I сразу же приказал провести суровые репрессии к организаторам бунта, назначив высшую меру наказания около 50 «презренным», а около 30 женщин были задержаны за проявление ненависти и соучастие в смертоубийстве. Также за подстрекательство к уличному вооруженному столкновению своими фанатичными речами были приговорены к смерти два монаха.

Кроме того, король позволил всем желающим евреям покинуть страну со всем своим имуществом. Затем, до окончания своего правления, благодаря хладнокровию Д. Мануэл I смог сохранить не только порядок, но и доверие евреев.

Д. Жуау III

Д. Жуау III

После смерти Д. Мануэла I 13 декабря 1521 г. его последователь, Д. Жуау III, за свою ненависть к евреям получил прозвище «Фанатик». К 1536 году в Португалии устанавливается инквизиция, а уже в 1540 году начинается отсчет регулярных ужасных зрелищ, куда с удовольствием сбегалась  фанатичная толпа, -  аутодафе (сожжение на костре). В Португалии аутодафе были реальностью 225 лет, вплоть до 1765 года.

Изгнание евреев, составлявших значительную часть населения, притом самого образованного, трудолюбивого и богатого, повлекло за собой непоправимые потери для португальских земледелия, промышленности и торговли и отбросило страну на несколько десятилетий назад.

Португальские переселенцы в Восточной Европе

И сегодня в России, Украине, Белоруссии  и других странах бывшего СССР можно встретить людей, носящих фамилию Португалов либо просто Португал. По мнению этимологов, происхождение этих фамилий действительно имеет лузитанские корни. Речь идет о евреях, которые бежали из Португалии, опасаясь преследований инквизиции, и нашли убежище в Российской империи. В XIX веке император Александр II заставил евреев изменить имена и фамилии на христианские. Некоторые из них выбрали фамилию, соответствующую географическому происхождению. Так появились в России Португаловы.

Первые документально подтвержденные упоминания о прибытии португальских переселенцев в Восточную Европу и Россию относятся к концу  XV - началу XVI века, когда король Д. Мануэл I начал кампанию изгнания евреев из своей страны. Большинство из них «осели» в крупных городах окраин Российской империи - Польши, Литвы, Украины. Так, во Львове они стали известны как поставщики восточных шелков высокого качества.

Торговцы португальского происхождения живо интересовались развитием торговли с Московским царством. В 1635 году германский король Фридрих III направил в Москву крупную делегацию с целью открытия новых торговых коридоров. Примечательно, что финансировали ее португальские евреи, проживавшие в Гамбурге. А в конце 1670-х годов богатым евреям Антониу Суассу и Исааком и Якобом Пинту, выходцам из Португалии, удалось наладить поставки соли из Португалии в новгородские земли.

Мария Грабилина.

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Пожалуйста, войдите, чтобы комментировать.

Фотогалерея

  • Выставка 240 лет дипломатических отношений Россия-Португалия
  • 1. Торговый центр Polygone Riviera, Франция
  • Названия на банках с напитками написаны шрифтом Брайля
  • «Бессмертный полк» в Лиссабоне
  • Веллингтон, Новая Зеландия
  • Фотографии года по версии World Press Photo
  • Лучшие отели Португалии
  • Победители фотопремии Nature Photographer of the Year
  • Креативные сладости - произведения искусства
  • Фрегат «Штандарт» приглашает на борт
  • Португалия: Парусная регата в акватории Кашкайша
  • Метрополитен-музей, Нью-Йорк (США)