Нежная муза Фернанду Пессоа

Понедельник, 23 Август 2010 Португалия

Нежная муза Фернанду Пессоа

Барышня Офелия очаровала его - это правда, но увлечение не смогло изменить его жизни. «Нормальная» семья не привлекала его, а может быть, была ему недоступна.

  

«Все любовные письма нелепы, - говорил он, - они не были бы любовными письмами, если бы не были нелепыми».

 

В 1920 году, живя в Лиссабоне, Фернанду Пессоа занимался коммерческой перепиской в фирме «Феликс, Валладаш и Фрейташ» на улице Ассунсау, 42. Его безупречное знание английского языка давало ему скромный, но надежный заработок. Об остальном он не думал. Бытовая сторона жизни, семья, дом не увлекали его. Он - сложная личность, вернее, в нем существуют много поэтов - его гетеронимов. Ему 31 год, у него женский темперамент и мужской интеллект. Он стесняется женщин и, застенчиво улыбаясь, отвечает им короткими фразами.

Офелия Кейрош - младшая в семье из восьми детей. Она хорошо образована, правильно говорит по-французски, печатает на машинке. Против воли родителей, она ответила на объявление в Diario de Noticias о предложении места секретаря, и ей назначили собеседование. В условленное время она - в сопровождении служанки, как требовали правила того времени - направилась в контору фирмы, расположенную на Байше. Поднявшись на второй этаж, она нашла дверь запертой. По лестнице поднимался господин в шляпе, в очках и с шарфом на шее, одетый во все черное. Казалось, он не идет, а летит по воздуху. Его брюки, заправленные в гамаши, вызывали улыбку. Это был Фернанду Пессоа.

Офелия, едва сдерживая смех, представилась и сказала зачем пришла. Он был с ней любезен, и девушку взяли в фирму секретаршей за приемлемые 18 эшкудуш в месяц. Она сидела в нескольких метрах от Фернанду, который уделял ей минуты в перерывах между переводами писем. Однажды вечером в конторе погас свет, и Фернанду зажег керосиновую лампу. Незадолго до окончания рабочего дня он бросил ей на стол записку: «Прошу Вас остаться». Страшно заинтригованная, Офелия колебалась. Она уже собиралась уходить, надела пальто, но в эту минуту вошел в кабинет он - с керосиновой лампой в руке. Он поставил ее на стол, сел и словами Гамлета обратился к девушке с признанием: «Моя дорогая Офелия! Ни во что не ставлю мои стихи, нуждаюсь в искусстве чтобы измерить мою тоску, но люблю тебя невозможно, поверь мне!»

Смутившись, она надевает пальто и прощается. Выходя с нею вместе, Фернанду обнимает ее за талию и, не говоря ни слова, страстно целует.

 

portugal_fernando«Смешные признания»

Сконфуженная, не зная, что подумать, Офелия убегает домой. Проходит день за днем. Фернанду делает вид, что ничего между ними не произошло. Наконец, сбитая с толку его молчанием, она пишет ему записку, прося объяснения. Фернанду отвечает, их отношения начинаются 1 марта 1920 года. В конторе они лишь обмениваются взглядами, записками и сувенирами, которые она находит по утрам в ящике своего письменного стола. Офелия признавалсь потом, что «он был очень деликатен и безумно нежен», ее поражали его внезапные приступы страсти. Однажды она стояла на трамвайной остановке на улице Сау Бенту, как вдруг Фернанду затолкнул ее в какой-то подъезд и стал «так целовать, что дух захватило».

Пессоа - человек одинокий, сдержанного поведения, взгляд его кроткий. У ног возлюбленной поэт, в котором сосуществуют множество личностей, преображается. Он пытается ее развлечь, шутит и, выходя на улицу чтобы почистить ботинки, сообщает, что идет «мыть ноги снаружи».

Когда отец следил за ней и Офелия не могла выйти к Фернанду на свидание, они договаривались, и она ждала его, стоя у окна. Он прогуливался по тротуару напротив ее дома, строил смешные рожи, посылал воздушные поцелуи. Потом спускался по улице Пояйш де Сау Бенту и прыгал со ступеньки на ступеньку, заставляя ее смеяться. «В общем-то, Фернанду был очень веселый, смеялся он как ребенок и был очень остроумен», - вспоминала Офелия.

Их любовь была тайной, скрытой от строгой семьи Кейрош и даже от друзей. Фернанду просил ее никому не рассказывать об их отношениях: «Это смешно. Мы влюблены». Они встречались у дверей Английской книжной лавки, где он обычно покупал газеты, шли, разговаривая, до площади Д. Жоау да Камара, что рядом с театром Д. Марии II, где Офелия обычно заходила в гости к сестре.

Когда она поменяла работу и ей нужно было ездить на поезде в Белень, они встречались в вагоне. Чтобы не быть замеченными вместе, они садились на разных станциях: он - на «Кайш ду Содре», она - на «Сантуш». Фернанду никак не соглашался пойти с визитом к ее родным, считая это «вульгарностью», а вульгарным Пессоа не был. Иногда он появлялся перед ней и говорил, что это не он, а Алвару де Кампуш (один из самых автобиографичных гетеронимов Пессоа, появившийся в 1914 году. - Прим.): «Принес Вам поручение, госпожа, - засунуть гнусную физиономию этого Фернанду Пессоа в ведро с водой».

Они переписывались и встречались почти ежедневно. Письма его к ней отличались от того, что он обычно писал. В них проявлялась его детскость, он обращался к ней как к ребенку: «Ах, я так тебя люблю, что прихожу лишь для того, чтобы сказать, как я люблю мою кошечку... Ах, мне так жаль, что я не смог быть рядом с моей Малышкой, чтобы ее поцеловать!» Если это не любовь, так что же? От «Малышки» не ускользала ранимость его чувства к ней. Он ревновал, но не сердился, а страдал молча, скрывая от нее. Однажды он сказал ей: «Твоя любовь ко мне - как это большое дерево». Она, недоумевая, произнесла: «Но здесь нет никакого дерева!». «Вот именно», - заключил он.

Несмотря на смелость и независимость характера, Офелия была воспитана в традициях своей эпохи. Ее мечтой было стать матерью и женой по примеру своей сестры и матери. Это был мир, в котором Пессоа с его интеллектуальным существованием не находилось места.

Временами поэт уходил в свой внутренний мир. На свиданиях с Офелией вел себя непонятно, отдалялся от нее. 29 ноября 1920 г. Фернанду написал ей в своем последнем письме: «Эти вещи приносят страдания, но чувства проходят. Если сама жизнь, в которой заключено все, в конце концов проходит, то значит - проходит и любовь, и боль, ведь они - лишь часть жизни».

Они еще несколько раз встречались, внутренне отдаляясь, пока совсем не перестали видеться.

 

Офелия Кейрош Главное - творчество

Последние годы жизни были для Пессоа самыми насыщенными. В 1923 году Алвару де Кампуш написал стихотворение «Вновь я посетил Лиссабон», где есть такой риторический вопрос: «Хочу ли я быть женатым, легкомысленным обывателем и налогоплательщиком?»

Холостой интеллектуал, он делит время между литературными вечерами на улице Мартинью да Аркада и домом на улице Коэлью да Роша, 16 в районе Кампу де Оурике (сегодня он превращен в Дом-музей Фернанду Пессоа. - Прим.), где сочиняет, как в горячке. Через девять лет после расставания поэта с Офелией ее брат Карлуш Кейрош принес домой фотографию, на которой Пессоа, его друг, пьет вино в таверне на улице Абел Перейра да Фонсека. Офелии фото понравилось, и она попросила брата сделать для нее копию. Через несколько дней она получила фото с подписью самого Пессоа: «Фернанду Пессоа, застигнутый на "месте преступления"». Она письменно поблагодарила его, он ответил, и встречи их возобновились. Но без прежней страсти. Он стал приходить к ним в дом в качестве приятеля ее брата. Втроем они обычно садились в гостиной и беседовали о поэзии и друзьях. Офелия чувствовала нежность, с которой Фернанду с ней обращался, но замечала в нем что-то необычное. Он стал какой-то взвинченный, нервный, как одержимый, зацикленный на своих стихах. Признался, что не сможет создать ей уровня жизни, к которому она привыкла.

Они продолжали переписываться и встречаться до января 1930 года. Потом Фернанду отказался от своей любви надолго: «В остальном моя жизнь крутится вокруг моего творчества, плохо оно или хорошо - как могу, так и пишу. Все остальное в жизни имеет для меня второстепенное значение».

Однажды он неожиданно постучал в дверь к Офелии. Служанка принесла ей книгу, которую он просил передать. Та открыла и увидела, что это - «Послание» с посвящением от автора. Когда Офелия спросила, кто принес, то по описанию поняла, что это приходил сам Фернанду. Побежала к двери, но он уже ушел.

Они обменивались телеграммами и поздравительными открытками к Рождеству до самой смерти поэта - в 1935 году. В следующем году Карлуш Кейрош опубликовал «Письмо в память Фернанду Пессоа», в котором растроганно писал: «Ваши любовные письма! Потому что Вы любили, Фернанду, позвольте мне сказать об этом всем. Любили - и что самое необычное - так, будто и не были поэтом!»

 

«У него не было времени для любви»

Мария Мануэла Нугейра, племянница Фернанду Пессоа (дочь его сводной сестры Энрикеты Мадалены) родилась 16 ноября 1925 г. и тоже стала писательницей. Ныне здравствующая мать четверых детей, бабушка восьми внуков и троих правнуков, соавтор книги «Любовные письма Офелии к Фернанду Пессоа» поведала о сентиментальной стороне жизни своего именитого дяди.

- Пессоа был застенчив с женщинами. Была ли эта застенчивость лишь стратегией?

- Он очень восхищался женской красотой и иногда проявлял интерес к женщинам. Но, вероятно, человек, погруженный в свой внутренний мир, в свою интеллектуальную жизнь, столько творивший, просто не имел достаточно времени для влюбленности, для жизни в обществе, где женщина была центром, притягивающим внимание. Зачем ему было терять на это время? Мне кажется, он чувствовал, что ему не хватает времени для исполнения его замыслов, для дела его жизни. Но он очень ценил дружбу с Офелией и восхищался ею.

- Как развивались их отношения?

- Я думаю, он по-настоящему любил Офелию. Но со временем устал от нее, потому что она была несколько назойлива, как, впрочем, большинство женщин. И это естественно. Когда она видела, что ее подруги выходят замуж или имеют обычную, нормальную любовную связь, ей хотелось того же. С Пессоа все было иначе: как-то неопределенно, дорога без конца, отношения их никуда не вели. Он любил встречаться с нею, проводить время вдвоем. Она была очарована его вниманием, видела, что его чувства могли бы иметь более интимное продолжение, но он не давал никаких обещаний, не говорил об их будущем. Он так и не представил Офелию своим близким, а это означало, что он не был уверен в своих намерениях. Он считал, что иметь семью, домашний очаг, быть ответственным за его благополучие ему просто не под силу, это не для него. Он боялся всего будничного, бытового, не был создан для повседневности.

- Стоило ли ради высшего искусства, ради создания совершенных произведений жертвовать личной жизнью, семьей, любимой женщиной, детьми? Был ли это сознательный выбор?

- Думаю, что да, он сделал выбор с достаточной долей рассудка. Сейчас мне кажется, что если бы он прожил еще лет двадцать, то, кто знает, может быть, женился бы. В позднем браке с женщиной его уровня, которая понимала бы его творчество и разделяла его интересы, он мог бы достичь некоторого покоя.

- Вам, безусловно, известна история с присланной Фернанду фотографией, подпись к которой доказывает его тонкое чувство юмора. Не свидетельствует ли она еще кое о чем?

- Действительно, мой дядя никогда не отказывал себе в спиртных напитках - в умеренных дозах. Не будем забывать, что в его время для мужчин выпить рюмку виноградной водки - багасу - было все равно, что для сегодняшних - чашечку кофе, своего рода привычкой, ритуалом.

  

Вехи биографии

Фернанду Антониу Ногейра Пессоа родился 13 июня 1888 г. в Лиссабоне. Его отец Жоаким служил в министерстве юстиции, а также был музыкальным критиком в газете Diario de Noticias. Детство и отрочество Фернанду были ознаменованы событиями, которые впоследствии повлияли на его жизнь. Когда мальчику было пять лет, его отец умер от туберкулеза в возрасте всего 43 лет. Мать была вынуждена продать с молотка часть мебели и переехать с детьми в более скромный дом.

В этот период появляется первый гетероним Пессоа, Шевалье де Па. И он создает своё первое поэтическое произведение - короткое стихотворение с детским эпиграфом: «Моя любимая мама».

В 1895 году мать выходит замуж второй раз за Жоау Мигела Роза, консула Португалии в Дурбане (Южная Африка), куда и переезжает с детьми. Она с головой уходит в заботы о муже и детях от второго брака, и Фернанду остаётся предоставленным самому себе. Мальчик много времени проводит в одиночестве и размышлениях, у него обнаруживаются большие способности к литературному творчеству. В Дурбане Фернанду получает доступ к английской литературе, читает Шекспира, Эдгара По, Джона Мильтона, Байрона, Джона Китса, Перси Шелли, Альфреда Теннисона.

Вообще английский язык сыграл огромную роль в судьбе Пессоа, на английском написана часть его поэтического наследия, он также переводил англоязычных поэтов. Интересно, что при жизни поэта на португальском языке была напечатана лишь аллегорическая поэма  «Послание» («Mensagem», 1934), остальные издания составляла  его поэзия на английском, написанная между 1918 и 1928 годами, - сборник лирики «Антиной и 35 сонетов», три цикла «Английских стихотворений», политический трактат «Междуцарствие».

В младшей школе Пессоа учится очень хорошо и проходит пятилетний курс за три года, в 1899-м он поступает в среднюю школу в Дурбане, где проучится три года, будучи одним из лучших учеников в группе. В эти годы он создает псевдоним Alexander Search, от имени которого пишет письма самому себе. В 1901-м Фернанду сочиняет свои первые стихотворения на английском языке и совершает путешествие со своей семьей в Португалию, к родственникам, где пытается написать роман на английском языке. По возвращении в Африку поступает в школу коммерции. Учеба проходит по вечерам, а днём он посвящает себя гуманитарным дисциплинам. В 1903 году Пессоа получает почётную премию королевы Виктории за лучшее эссе. Он много читает классиков английской и латинской литературы, пишет стихи и прозу на английском, появляются его гетеронимы Чарльз Роберт Анон и Г. М. Ф. Лечер.

В 1905 году, в возрасте 17 лет, Пессоа окончательно возвращается в Лиссабон - один: его родители и сестры остаются в Дурбане. Он живёт со своей бабушкой Дионизией, продолжает писать стихи на английском и в 1906 году  поступает на высшие филологические курсы (в настоящее время филологический факультет Лиссабонского университета), которые бросает, не закончив первый курс. Пессоа знакомится с творчеством крупнейших португалоязычных писателей, в частности, его увлекают произведения Сезариу Верде и проповеди Падре Антониу Виейра. Вскоре бабушка умирает, оставив ему небольшое наследство. На эти деньги Пессоа открывает маленькую типографию, которая быстро прогорела. После этого Пессоа берётся за перевод коммерческой корреспонденции. На этой должности он будет работать всю жизнь.

Деятельность Пессоа в области написания эссе и литературной критики начинается в 1912 году в журнале «Агия» («Орёл»)  со статьи «Новая португальская поэзия», за которой последуют другие. Вместе со своим другом - поэтом  Мариу де Са-Карнейру - он также участвовал в издании журнала «Орфей», который основал в апреле 1915 года.

1925 год стал трагическим для Пессоа: умерла мать, затем ушли из жизни племянница, дедушка Вериссиму, свекровь сестры и дядя Энрике.

Его последний гетероним - барон Тейве - покончил с собой из-за неразделенной любви и невозможности опубликовать свои литературные труды. 

28 ноября 1935 г. писателя доставили в госпиталь Сау Луиш душ Франсезеш с сильнейшими болями в брюшной полости и жаром. Через два дня он скончался - в возрасте 47 лет. Последнее, что написал Пессоа перед смертью, - фраза на английском языке: «I know not what tomorrow will bring...» (Я не знаю, что принесёт завтрашний день...).


Маргарита Березкина и

Мария Грабилина

 

 

Гетероним (от греч. «другое имя») - имя, используемое автором для части своих произведений, выделенных по какому-либо признаку, в отличие от других произведений, подписываемых собственным именем или другим гетеронимом. Гетероним в расширенном понимании можно отнести к форме псевдонима (от греч. «ложное имя» - используемое человеком в той или иной публичной деятельности вместо настоящего (данного при рождении, зафиксированного в официальных документах)).

Гетеронимия часто встречается в массовой литературе, когда произведения одного и того же автора, принадлежащие к разным жанрам или циклам, для удобства читателя подписываются разными именами. Так, Зинаида Гиппиус выступала со стихами под собственным именем, тогда как критические статьи публиковала под «говорящим» гетеронимом Антон Крайний.

Виртуозно пользовался гетеронимами португальский поэт Фернанду Пессоа, использовавший несколько десятков подписей для своих произведений разного рода; многие из использованных им имен были снабжены собственными биографиями и, тем самым, становились литературными масками (литературная маска - вымышленный автор, которому приписывается то или иное произведение. - Прим.). Критики до сих пор задаются вопросом, действительно ли через гетеронимов Пессоа проявляется его истинное «я», или они не больше чем плод воображения поэта.

 


 

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Пожалуйста, войдите, чтобы комментировать.

Фотогалерея

  • Выставка 240 лет дипломатических отношений Россия-Португалия
  • 1. Торговый центр Polygone Riviera, Франция
  • Названия на банках с напитками написаны шрифтом Брайля
  • «Бессмертный полк» в Лиссабоне
  • Веллингтон, Новая Зеландия
  • Фотографии года по версии World Press Photo
  • Лучшие отели Португалии
  • Победители фотопремии Nature Photographer of the Year
  • Креативные сладости - произведения искусства
  • Фрегат «Штандарт» приглашает на борт
  • Португалия: Парусная регата в акватории Кашкайша
  • Метрополитен-музей, Нью-Йорк (США)